«Портрет Дориана Грея» — Оскар Уайльд: Красота, разрушающая мир

Скандальный роман скандального автора

В 1890 году в одном из английских журналов появился роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Переизданный через год отдельной книгой и дополненный, это был первый и последний опубликованный роман автора, который для викторианского общества уже приобрел скандальную репутацию, стал символом порочности, человеком, исповедующим эстетику зла. И в то же время – признанным поэтом, блестящим стилистом, превосходным оратором лектором, метким острословом, революционером в моде…

Роман обвинили в безнравственности, но время расставило всё по местам. Теперь это произведение считается шедевром английской и мировой литературы, оно переведено на множество языков, по нему снимаются фильмы и ставятся пьесы, и уже всем знакомым с его сюжетом понятно, что Уайльдом поставлены самые наиморальнейшие и наинравственнейшие вопросы о последствиях Греха, попранной Красоте, преданной Любви и силе Искусства.

Манифест европейского эстетизма

Если высший свет британского общества требовал наказать автора и уничтожить книгу, то массовые читатели встретили ее восторженно. Написанный в духе декадентских умонастроений, символизирующих начало модернизма – новой эпохи в европейском искусстве, «Портрет Дориана Грея» является в жанровом определении самым настоящим интеллектуальным романом. В нем угадываются параллели с другими произведениями, в частности, с «Фаустом» И. Гёте: Дориан – Фауст, соблазнившийся идеей нового гедонизма лорда Генри – Мефистофеля, Сибилла, отвергнутая вставшим на путь порока Греем и наложившая на себя руки, – Маргарита, а жаждущий мести ее брат Джеймс – Валентин. Аллюзии можно найти и на «Шагреневую кожу» О. Бальзака, и на роман «Мельмот-Скиталец» Ч. Метьюрина, родственника Уайльда.

Однако «Портрет Дориана Грея» стоит особняком в упомянутой галерее произведений. В нем, кроме привычных «вечных тем» мировой литературы – добре и зле, жизни и смерти, пороке и добродетели, прекрасном и безобразном, – проводится мысль о возможности разочароваться в предельном возвеличивании абстрактных понятий – эстетизма и красоты.

Убийство совести как преступление

Кто из нас не пересматривал свои старые фотографии и не вздыхал с грустью, поднимая взгляд на зеркало? Ах, как здорово было бы оставаться подольше таким молодым и привлекательным, без морщин, отвисшего подбородка и седых волос… Вот бы выделить себя двадцатилетнего волшебной мышкой и нажать на секретную клавишу «сохранить». Примерно таков современный «перевод» завязки романа О. Уайльда.

Художник пишет портрет красивого юноши, который, любуясь своим изображением, высказывает вслух мечту: хорошо бы оставаться и дальше таким милым, а следы возрастных изменений отражались бы на портрете. Слово не воробей, может, звуковые волны соединились с цветовыми на холсте в нужный пазл…

Об этом Дориан узнал случайно, когда познакомился с неким лордом Генри, исповедующим саркастичный гедонизм, и попал под влияние новомодных идей. После трагической истории с Сибилой Дориан замечает изменение на своем портрете, понимает, что его желание каким-то образом исполняется, и прячет картину. Поступок правильный, ибо дальнейшие события покажут читателю нарастающие силы порочности в человеке, осознавшем свою безнаказанность. Пройдут многие годы, в течение которых убивающий собственную совесть Дориан останется таким же прекрасным и молодым. Никто не может заподозрить в кровавых злодеяниях этого красавчика, любимца высшего общества. Но после каждого преступления меняется его портрет, Дориан уже боится взглянуть на него и тщательно прячет разоблачающую картину.

Мстящее искусство

Уайльд написал роман за три недели – так захватил его сюжет о мстящем за человеческие поступки искусстве. Создав насквозь порочного персонажа, автор в самом тексте не назвал ни один порок Дориана, разве что употребление опиума. Писатель хотел, чтобы каждый представил в образе Дориана себя, «наложил» свои грехи на этот характер. Так возвысивший абстракцию Дориан сам оказывается абстракцией, общей схемой порочности и греховности, где каждый может отыскать свой «уголок».

Считавший Искусство смыслом жизни, Уайльд наделяет его невиданной силой: карать за реальные поступки. Беря на себя последствия совершенного, портрет объективно и наглядно демонстрирует человеку, что тот есть на самом деле. И динамика изменений изображения становится худшим наказанием Дориану, который в какой-то момент начинает делать что-то хорошее и сразу же кидается к портрету, пытаясь уловить «положительные изменения». Но не тут-то было! Один славный поступок не способен повернуть вспять изменение черт лица, и на портрете уже не хорошенький юноша, а отвратительный старик. Нервы Дориана не выдерживают – и он набрасывается на портрет с ножом. Через некоторое время слуги находят труп омерзительного человека рядом с портретом красавца. Месть искусства состоялась.

Искусство мстит не только Дориану. Очень интересен с этой точки зрения образ Сибилы. Актриса, живущая театром, полностью увлеченная сценой, разочаровывается в искусственности этого мира, когда влюбляется в Дориана. С пониманием этого пропадает ее талант, она больше не может и не хочет играть на сцене, что и приводит девушку к гибели.

Реальность vs. вымысел

Мир иллюзий и мир настоящего – вот скрытый конфликт этого произведения. Что есть искусство – вопрос, который очень сильно занимал Уайльда. Насколько можно доверяться миру искусства? Насколько можно отдаляться от реальности? Интересно, как развернул бы свой сюжет писатель, если бы создавал свой роман сейчас, в эпоху Интернета?

Двойственность во всем и во всех пронизывает текст «Дориана Грея», связывая эстетику романа и с романтизмом, и с готической литературой. Эта амбивалентность привлекает к нему последователей и интерпретаторов. Более 30 экранизаций создано на этот сюжет, несколько прозаических вещей, «кивающих» на роман, а в медицине появился новый термин – «синдром Дориана Грея» – болезненный страх перед старением и культ молодости.