«Герой нашего времени» — Михаил Лермонтов: Герой своего времени 2

Роман как лучшее произведение поэта

За год до гибели М.Ю. Лермонтова вышло в свет в полном объеме тиражом в тысячу экземпляров лучшее произведение поэта – роман «Герой нашего времени».

Гениальность литературы XIX века, отечественной и европейской, проявляется не только в представлении разнообразных типажей людского рода, но и в стремлении к обобщению некоторых характеров, в поиске образа «героя века». И тут можно вспомнить европейцев Ж.-Ж. Руссо, И. Гёте, Ф. Шатобриана, Дж. Байрона, А. Мюссе, Стендаля, чьи герои претендовали на такое обобщение. В отечественной литературе уже на рубеже XVIII – XIX веков стали появляться произведения с главными персонажами, которых называли сначала «странными людьми», а потом и «лишними», – Н. Карамзина, В. Одоевского, Д. Веневитинова, Н. Станкевича. «Горе от ума» А. Грибоедова и «Евгений Онегин» А. Пушкина – на вершине таких произведений, но Лермонтов своим романом не только увенчал ее, но и гениально назвал свое творение. И еще одна гениальная находка касается жанра «Героя нашего времени»: это роман, то есть жанр крупный и прозаический. До Лермонтова «странные»-«лишние» люди появлялись в поэтических и малых прозаических (повесть, очерк, рассказ, новелла) жанрах. Поэт Лермонтов пишет свое творческое исследование в прозе, используя романную форму, и тем самым программирует его долгую жизнь.

Игра в географию

Фрагменты «Героя нашего времени» появились в российских журналах в конце 1830-х годов, когда читатели еще хорошо помнили пушкинского «Евгения Онегина». Конечно, нельзя было не заметить некоторого сходства в фамилиях главных героев произведений: они образованы от названий русских северных рек Онеги и Печоры. То есть Лермонтов не скрывал того, что продолжает дело Пушкина в творческом представлении некоторого типа личности. Но копает Лермонтов глубже и идет дальше, о чем можно догадаться, посмотрев на карту: река Печора севернее реки Онеги. И если Пушкин пишет своего героя на широком фоне разных ракурсов российской действительности, то Лермонтов углубляется в психологию своего персонажа, создавая «личностный» роман, в котором важным становится не внешняя, а внутренняя жизнь человека. Понятно, что один поэт кивнул в сторону другого, но обе фамилии не были придумкой, их носили реальные люди.

Странная композиция

Пожалуй, все знают, что композиция романа нелинейна, об этом каждому еще в школьные годы сказала учительница на уроках литературы, задав на дом составить таблицу, где в первой колонке нужно было написать названия глав так, как они выстроены в романе, а во второй – так, чтобы выстроилась реальная хронология событий. Это задание наглядно демонстрирует подросткам, что художественное время отлично от реального, что писатель может нарочно перепутать последовательность событий, что есть термины для обозначения их векторности: «сюжет» – как в романе и «фабула» – как они должны быть на самом деле.

Да, мы сначала видим главного героя глазами Максима Максимовича, человека простого, который рассказывает нам о поступках Печорина, то есть о внешней стороне его жизни. А уже потом читатель знакомится с двумя частями дневников «героя века», где уже раскрываются и причины поступков, и собственное к ним отношение.

Использование дневниковой формы было открыто мировой литературой до Лермонтова, но вот сочетание объективного взгляда другого человека с внутренним монологом – это уже ноу-хау автора.

Так кто же этот герой?

Печорин, как и Онегин, «родился на брегах Невы», но светская жизнь его давно утомила, от скуки он стал военным, принял участие в дуэли, за что был сослан воевать на Кавказ, однако постоянная близость смерти также быстро наскучила. «Скука» и «надоело» – ключевые понятия Печорина, осознающего, что приносит несчастья. С женщинами тоже «всё сложно», как теперь модно говорить: влюбляет в себя княжну Мери, чтобы отказать ей, неоднозначные отношения с бывшей любовью Верой… От желания занять себя чем-нибудь Печорин ввязался в дела горцев и стал причиной гибели красавицы Бэлы (часть «Бэла»), в Тамани он «встревожил спокойствие» «честных контрабандистов» (часть «Тамань»), убил на дуэли Грушницкого (часть «Княжна Мери»), испытал судьбу и еще раз поиграл со смертью (часть «Фаталист»).

Так в чем же «героизм» Печорина? Лермонтовский герой много глубже и психологичней пушкинского. Причиной этого литературоведы называют происходящую в России реакцию на декабристские события, связывая уход мыслящего дворянства «в себя» с политикой Николая I. Если Онегин как «лишний человек» появился стихийно, то Печорин уже осознает собственную трагедию жизни «в стране рабов, стране господ», и это заставляет его страдать. В.Г. Белинский назвал этого персонажа «страдающим эгоистом», имея в виду вот это осознание своих поступков и обвинение себя в них. Печорина гложет вопрос «Зачем я жил? Для какой цели я родился?» А ведь это молодой человек, и он не видит перспективу своей жизни, он говорит о ней в прошедшем времени.

Внутренний человек

Постоянный анализ и самоанализ собственной жизни – вот еще одно открытие Лермонтова. Это еще не поток сознания, но уже глубокая рефлексия по поводу существования отдельной личности.

Философия романа основывается на таких понятиях, как смысл бытия, добро и зло, сущность и существование, нравственный выбор, этический идеал, фатализм и судьба, «Я» и «другие». Осмысливая эти категории в преломлении собственной жизни, Печорин постоянно ставит нравственно-психологические эксперименты, причем не только над собой, но и над другими. Но в стремлении познать категории, Печорин постоянно их смешивает, пробует, будто на вкус, то одно, то другое, пытаясь выбрать, что повкуснее. И это приводит к некоторому налету демонизма на его образ, что и делает этот образ многомерным, глубоким, разным для прочтения разными людьми в разное время и состояние души.

Всё это позволяет герою ТОГО времени жить в НАШЕ, а сегодняшнему читателю – перечитывать роман, находить точки соприкосновения с современностью, размышлять над киноинтерпретациями образа, коих накопилось уже немало.